«RUANALYTICA.RU»

«Аналитика мировых событий»

Украина определила новую Стратегию нацбезопасности: с НАТО, но без «Минска»

ср, 16/09/2020 - 15:34


Владимир Зеленский, который пришёл к власти на лозунгах прекращения войны, подписал куда более непримиримую Стратегию национальной безопасности Украины, чем его предшественник Пётр Порошенко

Первые семнадцать лет после провозглашения независимости Украина обходилась без формализованной Стратегии национальной безопасности. Но когда после первого «майдана» к власти пришёл Виктор Ющенко, то новый президент, ориентирующийся на Запад, решил ситуацию исправить. Естественно, в документе 2007 года появилась формулировка о «продолжении конструктивного партнёрства с НАТО», причём это не была фигура речи — Хартию об особом партнёрстве между Украиной и НАТО подписал Леонид Кучма ещё в июле 1997-го.


Правда, при Ющенко в сторону Альянса Киев много шагов сделать не успел: после победы на президентских выборах Виктора Януковича в 2010-м был принят новый закон об основах внутренней и внешней политики, который снял с повестки дня интеграцию в НАТО и установил внеблоковый статус Украины. В 2012 году Янукович подписал новую редакцию Стратегии национальной безопасности Украины, в которой любые упоминания о НАТО исчезли.

После второго «майдана» и начала войны на Донбассе изменение этого документа было неизбежным. В конце мая 2015-го, через год после прихода к власти, Пётр Порошенко подписал вторую в истории Украины Стратегию национальной безопасности страны. В документе одной из основных целей было названо обеспечение интеграции Украины в Европейский Союз и формирования условий для вступления в НАТО. Главной угрозой национальной безопасности были названы «агрессивные действия России», а Крым и Севастополь обозначены как «оккупированные» Россией. Донбасс был упомянут в контексте «поддержки Россией марионеточных квазигосударственных образований на временно оккупированной территории части Донецкой и Луганской областей».

Главным направлением политики в области национальной безопасности в 2015-м было названо восстановление территориальной целостности Украины — с приоритетом мирных средств, но также с использованием «всех возможных, которые не противоречат международному праву». Хотя к тому времени Минские соглашения были не просто подписаны, но и одобрены Советом Безопасности ООН (Резолюция от 17 февраля 2015 года), никакого упоминания о них как о способе разрешения конфликта на Донбассе в Стратегии не было.

Владимир Зеленский, который победил на президентских выборах, обещая прекратить братоубийственную войну на Донбассе, за почти полтора года у власти не много сделал для этого. Но даже небольшие шаги в сторону мира — вроде реально действующего с июля 2020 года прекращения огня — вызывают истерику у украинских радикалов, поэтому президент постоянно с этой «партией войны» заигрывает. Подписанная Зеленским в понедельник вечером третья за последние 13 лет Стратегия национальной безопасности Украины может служить образцом такого поведения.

Во-первых, Минские соглашения в ней также не упомянуты.

Во-вторых, «российской оккупационной администрацией» названы власти не только в Крыму и Севастополе, но и в «отдельных районах Донецкой и Луганской областей» (единственная формулировка, хоть как-то отсылающая к Минским соглашениям).

В-третьих, документ фактически направлен на смену «нормандского формата» переговоров по урегулированию на Донбассе на новые, в том числе трансатлантические.

«Украина будет вести переговоры с Российской Федерацией при посредничестве партнеров из числа государств-членов ЕС и НАТО, а также ОБСЕ», — говорится в Стратегии, причём без единого упоминания Германии и Франции в этом контексте.

Как это соотносится с постоянными призывами Зеленского провести встречу «нормандской четвёрки», сказать сложно.

Россия в документе несколько раз названа «агрессором», однако противостоять «российской агрессии» Киев планирует не столько военными методами, сколько путём сохранения международного давления на Москву.

«Украина будет принимать меры для предотвращения эскалации конфликта с Российской Федерацией, прежде всего путем увеличения её потенциальной цены до неприемлемого для Российской Федерации уровня. Приоритетными направлениями являются усиление обороны и возможностей обеспечения безопасности, укрепления международной поддержки Украины и эффективное использование международной помощи, а также сохранение консолидированного международного политического, экономического и правового давления на агрессора», — сказано в Стратегии.


Эта цель предопределяет и выбор международных партнёров Украины. Так, «порошенковская» Стратегия выделяла только одно государство, отношения с которым имели стратегическое значение — Соединенные Штаты Америки. А вот в документе, подписанном Зеленским, названы сразу пять государств, с которыми планируется развивать «всестороннее сотрудничество»: это США, Великобритания, Канада, Германия, Франция (именно в таком, не алфавитном порядке).

Сотрудничество с ними «имеет для Украины приоритетный стратегический характер и направлено на укрепление гарантий независимости и суверенитета, содействие демократическому прогрессу и развитию Украины», сказано в Стратегии. То есть ни с одной соседней страной всестороннего сотрудничества в принципе не предвидится.

Соседи Украины появляются в следующем списке — государств, с которыми планируется развитие «стратегического партнёрства», это Азербайджан, Грузия, Литва, Польша и Турция (на этот раз алфавитный подход соблюдён). Кстати, наличие в этом ряду Азербайджана уже вызвало раздражение у ряда украинских аналитиков — мол, и демократии в этой стране нет, и с российской агрессией бороться она не помогает, да и экономические связи между Киевом и Баку незначительны.

Главред киевского портала «Европейская правда» Сергей Сидоренко даже намекнул на азербайджанский лоббизм и умение Баку «заинтересовать» иностранных должностных лиц. Хотя Азербайджан появился в списке стратегических партнёров Украины скорее благодаря Турции. Анкара в конце октября 2020 года на саммите Совета сотрудничества тюркоязычных государств готовится объявить о создании объединенной армии тюркских стран. При этом уже сегодня турецкая и азербайджанская армии в значительной мере являются единым целым.

С другими, кроме Литвы, странами Прибалтики, а также с государствами Северной Европы планируется поддерживать «партнёрские отношения», а с государствами Центральной и Юго-Восточной Европы — «тесные добрососедские отношения», причём ни одно из них прямо не названо. Скорее всего, это связано с тем, что Румыния, а особенно Венгрия, весьма настойчиво требуют от Киева обеспечения языковых, культурных и образовательных прав своих национальных меньшинств на территории Украины.


С двумя соседями по постсоветскому пространству, Белоруссией и Молдовой, будущие отношения описаны в Стратегии как «прагматичные». Напомним, на следующий день после подписания этого документа депутаты Верховной Рады Украины приняли постановление, в котором президентские выборы в Белоруссии названы несвободными и нечестными. Выборы президента Молдовы состоятся 1 ноября 2020 года, так что у украинских парламентариев есть шанс проявить свой специфический «прагматизм» по отношению и к этой стране. Со всеми остальными государствами мира — Азии, Ближнего Востока, Африки и Южной Америки (без выделения ни одного из них) — Украина планирует развивать «взаимовыгодное экономическое сотрудничество».

Китай в Стратегии не упомянут вообще, хотя ещё 1 апреля 2020-го в ходе телефонного разговора с главой китайской дипломатии Ван И министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба заявил, что «Украина заинтересована в развитии стратегического партнёрства с Китаем». Видимо, после недавней публичной порки Зеленского со стороны главы Госдепа Майка Помпео в связи с попытками китайских компаний приобрести украинский завод авиадвигателей «Мотор Сич», в Киеве решили забыть о своих обещаниях Пекину.

В отношении Европейского союза и Организации Североатлантического договора Владимир Зеленский пошёл намного дальше своего предшественника, обозначив получение «полноправного членства» (оксюморон, поскольку никакого другого там не бывает) в ЕС и НАТО как «стратегический курс государства». Однако, если от Евросоюза никаких приглашений Украина не ожидает, хотя и планирует интегрировать свою экономику с европейской и достигнуть соответствия Копенгагенским критериям членства в ЕС, то от НАТО рассчитывает «получить приглашение и присоединиться к Плану действий по членству в НАТО».

Для достижения последней цели запланировано достичь в максимально сжатые сроки достаточной совместимости Вооруженных Сил Украины и других составляющих сектора безопасности и обороны с соответствующими структурами государств Альянса, а также существенно активизировать реформы для достижения соответствия критериям членства в НАТО в рамках имплементации годовых национальных программ под эгидой Комиссии Украина-НАТО. Напомню, что уже при Зеленском, в ноябре 2019 года, Украина обратилась к НАТО с просьбой об участии в Программе расширенных возможностей, и 12 июня 2020-го официально стала членом этой программы.


Справедливости ради стоит отметить, что в новой Стратегии национальной безопасности есть немало реалистичных и адекватных оценок. Так, прямо признаётся, что источником угроз независимости Украины, её суверенитету и демократии остается недостаточная эффективность государственных органов, что затрудняет выработку и реализацию эффективной политики. Отмечены также депрессивное состояние экономики, угрозы для критической инфраструктуры, связанные с ухудшением её технического состояния и отсутствием инвестиций в её обновление и развитие, нерациональное использование природных ресурсов, деградация лесов, водных бассейнов, сельскохозяйственных угодий, системные проблемы в здравоохранении, угрожающая демографическая ситуация и усиление эмиграции, вызванное ухудшением социально-экономического положения.

Вот только искать виновных во всём этом явно будут извне. К примеру, в документе адекватно отмечено, что «низкий уровень благосостояния порождает уныние и неуверенность в будущем, провоцирует насилие, тормозит развитие и консервирует отсталость», при этом «особенно опасным является укоренение радикальных общественных настроений». Но дальше идёт привычная за последние годы формулировка, что такие настроения «являются основой для политического насилия и сепаратизма, деятельности незаконных вооруженных формирований, распространения терроризма».

Не нужно объяснять, что на Украине на роли «сепаратистов» и «террористов» назначают людей, которые высказывают малейшее несогласие с политикой киевских властей, при этом обвиняя их в «работе на Кремль».

Источник

Материал  содержит оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражает позицию редакции сайта «RUANALYTICA.RU»

Уважаемые друзья!!! Вступайте в нашу группу «ВКонтакте».

Яндекс.Метрика

Top.Mail.Ru